?

Log in

No account? Create an account

August 10th, 2009

що, невже не показував?

Этого человека зовут Билл Шеннон. У него врожденное дегенеративное изменение тазобедренных суставов, из–за которого его ноги не выдерживают веса тела.

це просто -



*  безвыходных ситуацией не бывает, бывают ситуации, когда мы уставились в одну (пятую] точку )))))

для petro_o

Колись, у 2005 році, коли я ломанувся зі своїм Коханням..
я зрозумів, що від думок не буваєш щасливий,
буваєш щасливий - від дій
,отже..                                                                                                Chicane - Poppihollaальтернативно: hoppipolla http://vimeo.com/3986821

Джордж Макдональд


* * *Collapse )

ps http://www.flickr.com/photos/47965778@N00/2232939002

Джордж Макдональд, Ч.2


"The strange thing to you will be, that the more doors you go out of, the farther you get in!.."

Geoge MacDonald

Этим словам предстояла долгая и счастливая жизнь. Их подхватит Льюис в «Последней битве», седьмой из Хроник Нарнии: «Чем выше и глубже идешь, тем большим всё становится» («The further up and further in you go, the bigger everything gets»). Затем дом Макдональдса обернется усадьбой Эджвуд в «Маленьком, большом» Джона Краули: «Чем дальше продвигаешься, тем больше оно становится» («The further in you go, the bigger it gets»)... Что — «оно»? Всё — от дома до мира, так что немудрено заблудиться: «Рано падает вечер, а с ним — забвение: какой путь ведет внутрь, какой наружу?» И наконец, совсем недавно всё ту же фразу Макдональда Джеймс Стоддард взял эпиграфом к роману «Высокий Дом» — переплетению образов пред-толкиновской фэнтези.

О «Лилит» приходится говорить «с конца»: рассказчик, мистер Вейн, далеко не сразу понимает, что происходит. Библиотекарь, он же ворон, он же мистер Ворон, он же священник — не какой-нибудь эльф или волшебник. Это сам Адам, искупленный, ведущий своих бесчисленных детей к «пробуждению в смерть», то есть в жизнь вечную. Его жена — Ева. А прекрасная женщина, по неведению спасенная Вейном, — она же вампир, она же пятнистая пантера, — Лилит, первая жена Адама.

В этом романе, в отличие от «Фантастес», есть «точка сборки», пункт, в котором обретают смысл — смысл сюжетный, а не только аллегорический, — все события и образы книги. Племя детей, которые живут без взрослых и прячутся от великанов (а некоторые из них и сами становятся злыми и тупыми великанами — необратимо), — не просто образ счастливой младости, на смену которой приходит унылая взрослая жизнь. Мало хорошего в том, что дети живут, не зная страданий: это значит, что они не могут вырасти по-настоящему. А предводительница детей, Лона, — дочь Лилит, которой суждено погубить свою мать, и поэтому пятнистая пантера неустанно рыщет за детьми страшного города Булика (местный Содом-и-Гоморра)...


«Лилит» — книга своего времени. Но даже в конце XIX века она казалась некоторым анахронизмом (издана в один год с «Книгой Джунглей»): так уже и еще не писали. И все-таки Макдональду удалось прорваться в ХХ век. Не только благодаря гротескным, подчас сюрреалистическим образам ( «За два-три шага от меня из земли начал медленно выползать огромный червь; его голова напоминала голову белого медведя, а багровую шею украшала косматая белая грива»... «По всему лесу грудами валялись человеческие и конские черепа; они хрустели и ломались под ногами живых скелетов, продолжавших биться»...). Главное в романе: Макдональд показал ужас существования человека, который, говоря пушкинскими словами, для себя лишь хочет воли.

«Это же самый настоящий ад — бродить в одиночку, в неприкаянном, совершенно отдельном существовании, никогда не выходя за пределы собственной души, никогда не впуская в неё другую жизнь, судорожно цепляясь за путы своей драгоценной и жалкой неповторимости, вечно оставаясь пленником в темнице собственного «я»!»

И это судьба Лилит. Извращенная свобода — это ад, «в одиночку человек представляет собой лишь некий намек на будущего человека, живую нужду, а значит, и живую возможность», и когда Лилит восклицает: «Я не позволю никому другому творить меня!» — это не апофеоз свободы, а невозможность выхода из тюремных стен. Самое страшное для Лилит — лицезреть образ себя-возможной, той, от которой она сама отказалась и отреклась.

Исцеление мучительно — и не только для Лилит, но и для мистера Вейна, обычного человека, скорее хорошего, чем дурного. «Только сейчас я осознал, как это ужасно, проснуться посреди вселенной; теперь я проснулся и ничего не мог с этим поделать». Но исцеление возможно: Адам и Ева искупили первородный грех, и «стенающий и страждущий мир стал огромной детской, где подрастают сыновья и дочери нашего Отца».

Почти все эти цитаты — из последних глав романа. Кому-то они покажутся нравоучительным довеском к приключениям мистера Вейна в сказочной стране, но думать так — значит не понимать ни Макдональда, ни тех, кто пришел ему на смену, прежде всего — Честертона. Современные читатели (не все, но многие) боятся того, что они называют «пафосом», отчего-то полагают, что циничные излияния более допустимы в литературе, чем проповедь — и даже не проповедь, а простое утверждение простых принципов. Рассуждения «старого софиста» Воланда о том, что зло и тени так же необходимы, как и добро, кажутся более убедительными, чем слова Макдональда: «Тьма не ведает света, как не ведает и самой себя; лишь свет способен познать и себя, и тьму. Только один всеблагой Бог ненавидит зло и понимает его». С философской точки зрения обе позиции равно недоказуемы, с моральной — первая более чем сомнительна и более чем удобна для современной гедонистической цивилизации. И Макдональд не дает об этом забыть.

####

Автор «Фантастес» и «Лилит» принадлежит к числу тех авторов, книги которых замечательны не столько сами по себе (я глубоко убежден, что Макдональд — писатель довольно слабый), сколько тем, какой резонанс они вызывают в душах некоторых — и даже многих — читателей. Люди, сами того не зная, ищут в литературе нечто; не находя, сами становятся создателями, и тогда на свет появляются «Муми-тролли» и «Властелин Колец», «Обитатели Холмов» и «Маленький, большой» (называю только безусловные шедевры). Но если читатели остаются читателями — они зачастую радуются, когда находят хотя бы некое подобие того, что искали (даже если это подобие — Ричард Бах или Пауло Коэльо). Они достраивают недостающее, закрывают глаза на бессвязность событий и навязчивый аллегоризм. Они ценят то зерно, которое действительно есть в этих книгах — и которое «принесет много плода». И если плодами дерева, которое посадил Макдональд, стали книги Толкина и Льюиса, — это уже немало.

Читая лекцию о волшебных историях (где есть замечательные слова: «Господь — отец людей, ангелов и эльфов»), Толкин развивал мысли, которые Макдональд высказал в статье «Воображение: его функции и культура» (1867) и особенно — в «Лилит»:

«Да, человек видит сны и вожделеет, а Бог вынашивает Свои замыслы, волей Своей выводит их на свет и вдыхает в них жизнь. Если человек сам придумывает себе видения, в конце концов, сны его посмеются над ним. Но если грезы и мечтания даны ему Другим, этот Другой волен воплотить и осуществить их, все до единой».

Read more...Collapse )

2Подробнее см.: Я. Кротов. Клайв С. Льюис // К.С.Льюис. За пределы безмолвной планеты. Переландра. — М.: ЛШ, Вече, Книжное обозрение, 1993; http://lib.ru/LEWISCL/aboutlewis.txt

3См.: http://books.agape.ru/6-1-gmd.shtml

4Дж.Р.Р.Толкин. Письма. — М.: Эксмо, 2004. — С. 397 (№ 262).

5Н.М.Демурова. Льюис Кэрролл: Очерк жизни и творчества. — М.: Наука, 1979. — С. 65-66.

6http://books.agape.ru/6-3-chest.shtml

не прощаємося. побачимося! ;%)


Chemical Brothers - Star Guitar (88's)


як це чудо робилося: www.metacafe.com/watch/706820/chemical_brothers_the_making_of_star_guitar/

(no subject)

З Хом'яком поїхали до монахів.
Подробиці у x_a_m_c_t_e_p ;_)

* у Чигирині зводять якийсь Храм. можна безплатно попрацювати фізично за їжу, ночівлю і воду :)

upd А це від нас з  Хом'яком перша згадка про Черкаси:)